top of page

ЧТО ЗА КОМИССИЯ, СОЗДАТЕЛЬ?

Updated: Jun 11

Как судят священника, который не хочет читать молитву о "победе Святой Руси"



Кадр из фильма "Монах и Бес", Кинопоиск

Запрет на служение и извержение из сана - так Московская патриархия наказывает священников Русской православной церкви за отказ читать молитву о победе Святой Руси. Эта особая молитва добавлена патриархом Кириллом к чину Литургии осенью 2022 года вместо прошения о мире, которое в РПЦ возносили до этого.

С тех пор за отказ читать молитву было наказано не менее 19 священников (самый известный случай - протоиерея Алексия Уминского). Руководство РПЦ трактует такой отказ как клятвопреступление, нарушение священнической присяги.

Провинившийся клирик обязан по правилам предстать перед церковным судом или церковной дисциплинарной комиссией для разбора своего проступка. Эти разборы проходят за закрытыми дверями.


Перед вами уникальный документ - расшифровка аудиозаписи, которую сделал участник такого заседания.

По понятным причинам запись он вел тайно. В интересах его безопасности все имена и названия мы перед публикацией изменили. Незначительные лакуны в тексте также связаны с необходимостью скрыть персональные данные участников заседания. Но эти данные, как и сама аудиозапись, есть в распоряжении редакции.

 

Действующие лица:

  1. Отец Григорий - священник-миротворец

  2. Настоятель прихода

  3. Дисциплинарная комиссия из четырех епархиальных клириков, в составе:

  • Председатель Комиссии

  • Протоиерей

  • Игумен

  • Иерей


Место и время действия: Приход в небольшом городе в центральной России, конец 2023 года.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИССИИ:

Рапорт нашего благочинного о том, что иерей Григорий не читает молитву о Святой Руси за богослужениями, был передан на рассмотрение нашей дисциплинарной епархиальной комиссии. По благословению правящего архиерея она  будет проходить под моим председательством. (Представляет еще трех членов комиссии). Так, есть какие-то вопросы по составу? Отводы? Нет? Итак, в распоряжении комиссии, как я уже сказал, имеется рапорт благочинного, где он указывает, что при посещении храма Вознесения в городе N. в беседе с настоятелем храма протоиереем Геннадием выяснилось, что клирик данного храма Григорий N. при совершении Божественной литургии преднамеренно опускает молитву о Святой Руси. К этому рапорту прилагается рапорт настоятеля В-нского храма и самого клирика. Настоятель, отец Геннадий пишет (зачитывает): “Почтительно довожу до вашего сведения, что клирик В-нского храма иерей Григорий N. не использует в богослужебной практике молитву о Святой Руси, ссылаясь на свои убеждения. Я, как настоятель, братски беседовал с отцом Григорием, увещевал его указывая на необходимость всецелого послушания священноначалию и соблюдения священнической присяги. Но при этом не получил от него обратного отклика в данном вопросе и согласия использовать в богослужебной практике молитву о Святой Руси. Во многих других вопросах приходского служения иерей Григорий  остается исполнительным пастырем”. Сам же отец Григорий в своем кратком рапорте в одном предложении написал нашему Владыке (зачитывает): «Почтительно сообщает, что не использую предписанную молитву о Святой Руси, поскольку прошение о победе в текущей войне противоречит моей христианской совести». Я правильно все прочитал? Отец Геннадий также направил на имя правящего архиерея покаянное прошение, в котором пишет, что с покаянием искренне просит прощения владыки за допущенное им, как настоятелем В-нского храма,

нарушение церковной дисциплины из-за непринятия достаточных мер воздействия на клирика В-нского храма Григория N. (цитирует): “Я искренне раскаиваюсь перед вами в своем проступке и полностью вручаю себя в волю вашего высокопреосвященства”. Отец Григорий был запрещен указом владыки в священнослужении до выяснения всех обстоятельств. Отец Григорий, расскажите нам, что все-таки вас смущает в тексте молитвы, почему вы ее все время не читали?

 

ОТЕЦ ГРИГОРИЙ: Прошение о победе.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: В чем именно его противоречие вашей христианской совести?

 

О. ГРИГОРИЙ Прошение о победе подразумевает, что православные христиане, члены одной церкви, будут убивать православных христиан, членов той же самой церкви до тех пор, пока те не прекратят сопротивляться, что, собственно, и есть победа.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: В тексте не сказано, что должен кто-то кого-то убивать

 

О. ГРИГОРИЙ: Ну это автоматически подразумевается, мне кажется. Вы, возможно, можете дать другое понимание этих слов.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

А вы не думали, что, возможно, вы неправильно понимали эти слова?

 

О. ГРИГОРИЙ Никто мне не смог объяснить, что я неправ в своем понимании.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, текст можно посмотреть

 

О. ГРИГОРИЙ: Текст я знаю. Там много всего хорошего и правильного, За исключение вот этого.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Отец Григорий, а у вас духовник есть?

 

О. ГРИГОРИЙ: Нет. 

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Вы к кому-то из епархиальных духовников с этим вопросом обращались?

 

О. ГРИГОРИЙ: Нет.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: То есть, вы решили самостоятельно, что вот я буду делать так и так?

 

О. ГРИГОРИЙ: Помолившись.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: 

А почему вы не обратились ни к кому из духовников, епархии, ни к благочинному с этим вопросом? Ни ко мне, ни к Владыке?

 

О. ГРИГОРИЙ: Я обратился прежде всего непосредственно к отцу-настоятелю, и он неоднократно пытался меня переубедить.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это мы знаем. Вопрос задан о другом. Почему вы не обратились со своими смущениями ни к одному епархиальному духовнику, ни к благочинному, ни к архиерею?

 

О. ГРИГОРИЙ: Честно - даже в голову не пришло. Если бы настоятель, как ближайший мой начальник, направил бы меня, я бы, несомненно это сделал.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Вы перекладываете на него…

 

О. ГРИГОРИЙ: Еще раз - он действительно пытался честно… На моей памяти - 4-5 раз.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Но вы упорствуете по сей день? Считаете текст этой молитвы неприемлемым?

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Его аргументы оказались...недостаточно сильными для меня. Для него - вполне возможно.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Мы не это обсуждаем, я же вопросы задаю другие. Я спрашиваю, - вы по-прежнему упорствуете в этих своих убеждениях?  Считаете для себя неприемлемым текст этой молитвы?

 

О. ГРИГОРИЙ: Совершенно верно.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Вы понимаете, да, что тем самым нарушили священническую присягу, которую вы подписывали перед рукоположением?

 

О. ГРИГОРИЙ: Я специально посмотрел еще раз текст этой присяги. Там по порядку  первое - это слово Божие. (текст присяги, которую каждый священник приносит, принимая сан:

http://www.patriarchia.ru/db/text/1435137.html - прим.ред). И вот я не вижу оснований в слове Божьем, в Евангелии, для молитвы о победе в текущей войне. А вслед за этим там уже идет, да, и послушание священноначалию.  

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Честно говоря, про текущую войну в молитве ни слова даже нет.

 

О. ГРИГОРИЙ:

А что подразумевается? Как вы думаете?

 

ИГУМЕН:

В крещении вообще каждый христианин - воин Христов.

 

О. ГРИГОРИЙ:

Но здесь говорится о Святой Руси, что бы под ней ни подразумевалось.

Очевидно, чтт это другое понимание, правда?

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Святая Русь тоже, в общем-то, неоднократно воевала против не только духовных и физических врагов, это понятно, да? Но, с другой стороны, у нас всегда война была за веру, это во-первых, и не против плоти и крови, а против злобы духов поднебесных (цитата из Евангелия, послание апостола Павла к Ефесянам, гл.6, ст. 12 - прим. Ред) Поэтому, например, в этом тексте это, в принципе, можно двояко понимать, то есть, кто что видит. Кто-то видит врагов, может быть, и нынешник, а вот допустим, для меня, вот это (цитирует молитву о Святой Руси) “Возстани, Боже, в помощь людем Твоим и подаждь нам силою Твоею победу” …

 

О. ГРИГОРИЙ: Но это же в контексте. Предыдущий абзац как раз говорит о тех, кто “Воссташе на Святую Русь”. Чуть-чуть раньше (цитирует):.“Брани хотяше, ополчишеся на Святую Русь, чающе разделить и погубить единый народ ея” (в переводе на русский - “войны хотящие, желающие разделить и погубить единый ее народ” - прим. Ред.).

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: 

Разве это не похоже на брань сил зла против христиан?

 

О. ГРИГОРИЙ:

Честно - я не могу этот смысл вложить. В предыдущем варианте молитвы - да, я мог подобный смысл вложить в слова, которые там были. 

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Но сейчас это тоже не исключается, правильно?

 

О. ГРИГОРИЙ: Не исключается, но это не единственный смысл, вы же понимаете.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

То есть, в итоге что получается? Кто что слышит и кто на что ставит акцент.

 

О. ГРИГОРИЙ: , Наверное, так.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, может быть, тогда на самом деле не к буквам цепляться, а подумать о том, что у вас в этот момент в сердце происходит? Во время молитвы?

 

О. ГРИГОРИЙ: В этот момент у меня происходит сопротивление. Именно этим словам,потому что у меня их по-иному не получается воспринять. .

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Ну вот я в этом тексте, когда его читаю, подразумеваю именно врагов духовных.

И все сходится! Никаких противоречий нет!

 

О. ГРИГОРИЙ: То есть эта молитва в вашем восприятии вообще не имеет отношения к сложившейся нынче ситуации, так я понимаю?

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это ситуация не ныне сложившаяся, а уже на протяжении - сколько  христианство существует. То есть, формы разные, а смысл всегда один и тот же. И главный смысл - это разделение церкви. Разделяй и властвуй - принцип еще с Древнего Рима. Сейчас вот на читающих молитву и не читающих молитву, это тоже чтобы церковь разделить. У нас на самом деле, отцы не дадут соврать, клириков не хватает. И если каждого запрещать, это, знаете, тоже…Поэтому, может быть, вам стоит по-другому взглянуть на эту молитву?

 

О. ГРИГОРИЙ: Батюшка, я пытался, вот честно. Вот начиная со следующего абзаца про страждущих, и прочее - все замечательно. Но там все - очевидно же - вместе, это же не отдельный кусочек. Мы же понимаем, что эта молитва возникла в определенный момент. Сначала была одна, потом вторая, и она несомненно подразумевает то, что сейчас происходит.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, то, что происходит - оно накладывает свой отпечаток…. Но смысл христианства не меняется?

 

О. ГРИГОРИЙ: Не меняется.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Так, может быть, вопрос как раз в духовничестве изначально? Надо было как-то так вот найти себе, кто бы объяснил. Чтобы совесть в порядок привести. В соответствие. Потому что на самом деле ни один из нас не видит в этом какого-то криминала. Никто за убийство не молится, поверьте. <....>

 

О. ГРИГОРИЙ: Да я не отвечаю за других в данном случае, это только мое видение.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Но если оно отличается от всех остальных видений, может быть оно неправильно?

 

О. ГРИГОРИЙ:

Может быть, но пока мне никто не смог этого показать.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ну, тут два варианта - либо мы сейчас разберемся, либо найдите духовника, который вам объяснит.

 

О. ГРИГОРИЙ: Ну, если хотите - давайте сейчас разберемся.

 

ИГУМЕН : Отец Григорий, любая война - понятно, что она сопряжена с жертвами. Но призыв в молитве о победе в этой войне - наверное, это и призыв к тому, чтобы эти жертвы прекратились как можно скорее?

 

О. ГРИГОРИЙ: Тогда должна быть молитва о мире. Я так думаю.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Это молитва не о победе, это молитва не о войне, это молитва о Святой Руси.

 


Кадр из фильма "Монах и Бес"


О. ГРИГОРИЙ: 

Тогда давайте начнем с другого конца. Что такое Святая Русь?

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Понятие, никогда не существовавшее в реальности - вот это вы хотите обсуждать?

 

О. ГРИГОРИЙ: Примерно так.

 

ИЕРЕЙ:

В годы Великой Отечественной войны, как мы знаем из истории, ведь с той стороны тоже русские сражались, там и верующие были, и священники. <....>

Но тем не менее, все равно, Святейший патриарх нашел нужным благословить с ними борьбу. И победа была одержана.

 

О. ГРИГОРИЙ:

Вот. Победа - она в этом и заключалась, что мы воевали до тех пор, пока они уже не могли сопротивляться, правда ведь?

 

ИЕРЕЙ: Там тоже была Русь. Разные историки по разному относятся к этому периоду, кто-то считает, что во время большевиков нужно было как можно

больше вреда этой стране оказать. Я не отношусь к последователям этого мнения. Но, по крайней мере весь народ, весь русский народ, который был на территории Советского Союза, который видел и закрытие храмов, который всякое видел... Он ликовал, когда Гитлер и эти его приспешники потерпели поражение в той войне. Как оказалось - не окончательно. Я когда вижу вот этот отказ молиться - ,у меня перед глазами, знаете… Я несколько лет был директором школы, и те ребята как раз теперь призваны, они понимают участие в боевых действиях. Они приезжали ко мне. И каждый раз просили молитв. Как я мог отказать? Потому что там кто-то с той стороны? А с той стороны на самом деле кто? Против кого они воюют? Все-таки показывали - там батальон “Азов”. Там, наверное, православных и не было. Там показывали людей, которые являются последователями ПЦУ, троянского коня, которого хотят подвести под православие, чтоб на Украине православия-то и не стало.

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Вы считаете, что ПЦУ - это не православные?

Там даже первая буква прямо - П , православная церковь Украины.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: А вы как считаете?

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Православные. Но если они не хотят быть с нами, мы же не можем себя им навязать.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Но вы знаете их историю? (ПЦУ - православная автокефальная церковь на территории Украины, образованная в 2018 году и не признанная  Московской патриархией - прим. Ред)

 

О. ГРИГОРИЙ: Да, знаю.

 

ИЕРЕЙ:

Там такая же сейчас ситуация, как во времена обновленчества. Куча священников служит, и три бабки всего в храме. Люди ногами проголосовали. Такая у них поддержка.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Вы же семинарию закончили, да? То есть, в принципе, наверное, знакомы с правилами? С церковными, соборами, с поместными? Это все изучали?

 

О. ГРИГОРИЙ: Да, да.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Так есть принципы, по которым можно судить, какая церковь является законной, а какая незаконной. Если, например, запрещенный епископ начинает рукополагать других епископов, то это законным, по правилам, не является.

Но у нас, то есть у них, такая ситуация произошла - человеку дали время на покаяние, и вместо этого он устроил раскол и стал рукополагать. Можно считать, что он нарушил законы церкви (одним из основателей ПЦУ стал бывший митрополит РПЦ Филарет Денисенко, лишенный сана еще в начале 1990-х гг. - прим. Ред) Вы знаете, что мы с ними не сослуживаем?

 

О. ГРИГОРИЙ: Да. Я, в рамках послушания священноначалию, безусловно, не буду с ними сослужить. Я их не знаю, в моей ситуации - у меня и вариантов даже нет.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Отец Григорий, зачитайте, пожалуйста, священническую присягу.

 

О. ГРИГОРИЙ зачитывает вслух полный текст присяги,

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Почему вы не хотите выполнять указания священноначалия?

 

О. ГРИГОРИЙ

В данном случае я их воспринимаю как противоречие слову Божию.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: То есть, в данном случае вы себя противопоставляете всей церкви, которая читает эту молитву по благословению священноначалия? Вы считаете, что ваше мнение здесь верное, а остальные заблуждаются?

 

О. ГРИГОРИЙ:

Я не могу сказать за другого человека. Каждый исходит из своего, из того, что он вычитывает в Священном Писании и так далее. Только за себя могу.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Но если вся церковь молится, а вы нет, значит, вы считаете, что все остальные не правы?

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Я считаю, что я не могу к этому присоединиться.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: 

А вы тем самым добрый пример подаете пастве, как в присяге сказано?

 

О. ГРИГОРИЙ: Считаю что да. Более того, знаю из исповедей, разговоров, что значительная часть людей придерживается моей позиции.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Что молиться о победе нельзя? Читать молитву о Святой Руси нельзя? Такой позиции?

 

О. ГРИГОРИЙ: Ну, для себя я могу сказать - нельзя. Про них знаю, что они смотрят на это так же.

<.....>

ИГУМЕН:

Вот как вы думаете, ваши действия, они соответствуют тому, что вы сейчас прочитали? И клятвенно при присяге подтвердили?

 

О. ГРИГОРИЙ:

Думаю, что да. На первом месте там стоит слово Божие.

 

ИГУМЕН: 

Там, кроме слова Божия - про священноначалие и добрый пример.

 

О. ГРИГОРИЙ: Да. И если это внутри меня вступает в противоречие, то приходится выбирать, что важнее. То есть, слово Божие, и то, как оно у меня отзывается, безусловно.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Вы тогда должны доказать, что решения священноначалия противоречит слову Божию.

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Кому и где доказать?

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: В данном случае вот этой комиссии. Решение священноначалия - оно противоречит слову Божию?

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Я в Евангелии читаю много о мире. “Блаженны миротворцы”, “Мир мой даю вам” - мы все знаем эти цитаты, правда? (цитаты из Евангелия от Матфея, гл.5, ст 9, и из Евангелия от Иоанна, гл.14, ст.27 - прим. Ред.)

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Там еще сказано “не мир я принес вам, а меч” (цитата из Евангелия от Матфея, гл.10, ст 37 - прим. Ред).

 

О. ГРИГОРИЙ: Более того, в параллельном месте - “не мир, а разделение” (цитата из Евангелия от Луки, гл.12, ст 52 - прим. Ред)

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: И мы знаем, что каждый христианин воином является.

 

О. ГРИГОРИЙ 

Да, но что брань - не против плоти и крови.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

То есть, кроме мира все-таки там еще война есть?

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Не против плоти и крови. Духовная - конечно, безусловно.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

А где в же молитве говорится, что война против плоти?

 

ИЕРЕЙ:

А как тогда преподобный Сергий благословил на битву? (имеется в виду благословение преп. Сергием Радонежским князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву - прим. Ред) Там же плоть и кровь присутствовали.

Тут какая-то, в общем-то, нестыковка, отец, Россия - она тыщу лет воевала. И с тевтонцами воевала, и с немецкими рыцарями, и со шведами, с кем угодно, и с татарами, и с немцами, и с французами 

 

О. ГРИГОРИЙ: И сама с собой…

 

ИГУМЕН: Кстати, даже в советский безбожный период в песне было, что воюем с “фашистской силой и тёмною” (из песни 1941 года “Священная война” на слова В. Лебедева-Кумача - прим. Ред). Не с немцами, а с “силой тёмною”.

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Ну, песни песнями, а что в практике-то было?

 

ИЕРЕЙ: 

А было так, что на самом деле фашисты - да, с ними воевали. Но были случаи, тогда ещё их и спасали.


О. ГРИГОРИЙ.

Было. Были и обратные случаи. У нас на приходе была бабушка, сейчас покойная. Она была под оккупацией. Она мне рассказывала, как ее немецкий солдат шоколадками откармливал своими, чтобы она от истощения не умерла. Все люди разные.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: На самом деле мы и тогда воевали не с плотью. То есть, это именно та самая сила темная, которая имела цель даже не людей поработить, а изменить сознание. Сделать, чтобы по-другому мыслили.

 

ИЕРЕЙ:

И современная эта самая государственная идеология украинская, тоже как раз - прошить все сознание. Подвести их под те стандарты, которые им задали.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Я вот тоже лично знаю человека, бабушку, она в том регионе, на Украине, выросла, была маленькой девочкой, когда там фашисты были, так она говорит, что они фашистов не так боялись, как бандеровцев. Потому что на самом деле эта сила бандеровская была еще сильнее, еще темнее, чем фашистская. Это пример живого человека, который с этим сталкивался. А что сейчас там кровь проливается - так никто из нас не хочет чтобы она проливалась. Но речь идет не о том, чтоб  народ там поработить и сделать Россией, а о том, что там возникла эта сила, которая уже была, но сейчас развилась. Она темная. И борьба у нас идет именно за то, чтобы отстоять возможность православным молиться православно. Потому что у них такой принцип еще у тевтонцев был - либо меч, либо папская тиара. То есть или веру принимаете по-другому, или умрите. В принципе, сейчас у нас оказалась в Украине церковь запрещена - наверное, знаете, да?

 

О. ГРИГОРИЙ: Нет. Я слышал, что там обсуждалось это, но закона не видел принятого.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: 

Я лично знаю, у меня есть люди, там уже церкви стали закрываться.

 

О. ГРИГОРИЙ:

Ну, у меня тоже там есть знакомые в разных местах 

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Ну, в разных там по-разному, Но то, что там усиливается борьба именно с канонической церковью, я думаю, только слепой не видит. Речь идет о том, сохранится ли православие вообще.

 

ИГУМЕН: Я хотел добавить, вот летом было тоже распоряжение управделами, Святейший Патриарх просил молиться сугубо за архиереев, священников и мирян украинской церкви (имеется в виду Украинская православная церковь, которая исторически является автономной частью Московского патриархата - прим.Ред) Мы же за них молимся. Они наши. Мы хотим, чтобы у них была победа над ними. Это - часть нас там.

 

О. ГРИГОРИЙ

Ну, они вроде как сейчас отделяются… (УПЦ с мая 2022 года не упоминает об РПЦ МП, но и не заявляет об отделении от нее - прим. Ред)  

 

ИЕРЕЙ:

Знаете, батюшка, можно, конечно, улыбаться по этому поводу. Они сейчас отделяются. Да, им пытаются создать условия там, и в Молдове пытаются создать условия, но на самом деле улыбаться тут совершенно нечему. Мы прекрасно понимаем, откуда ветер-то дует. Это для того, чтобы лишний раз ослабить православную церковь.

 

О. ГРИГОРИЙ

Я полагаю, что мы в подобного рода противостояниях ограничены в средствах нашей борьбы.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Вот молитва. Поэтому и молимся. Вот и молимся,

 

О. ГРИГОРИЙ

Вот о мире будем молиться. О мире, о единомыслии. Там есть о единомыслии, есть, есть. Я говорю, за исключением этих абзацев дальше все прекрасно.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Вот его святейшество благословил эту молитву. Наверняка и он, и другие продумывали текст-то, а не просто так прислали. Если люди начинают по-своему трактовать какие-то моменты, остается только руками развести. На самом-то деле молитва-то хорошая. Молитва хорошая, и есть еще то, что в присяге указано. И есть такая вещь - церковная дисциплина называется. Очень такая штука замечательная, чтобы церковь не превратилась в сообщество непонятно кого, кто направо, кто налево, а кто еще по какому пути пошел. Я считаю, что нужно все это было и читать, и молиться, и не просто для галочки, для проформы, а вкладывать свой разум, свой дух, чтобы Господь помог. И чем быстрее это будет, тем быстрее водворится мир. Этих людей, их там миллионы, их никуда не денешь. Все равно мы сейчас - священники, миряне,- помочь можем только молитвами. А вот это разномыслие, я считаю, оно только вредит. Только вредит. Вот вы, простите, за такое слово бахвалились, что вы такой не один, что много таких людей приходит.

 

О. ГРИГОРИЙ: Ну, какое-то количество, скажем так.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: 

Это, конечно, ваша работа. Это - ваша работа. Они любого священника уважают. Ваше мнение, наверное, учитывали каким-то образом. Передавали из уст в уста, наверное. Как-то обсуждалось все это дело. Я считаю, это тоже очень неправильно, что в своем приходе вы такое разномыслие проводите. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Я лично так считаю.

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Если человек приходит ко мне - когда все только началось, целый ряд людей пришел с недоумением, с большими глазами. Что случилось? Наши войска на Украине, Киев уже там обложен… Не понимаю! Я говорю: я тоже не понимаю

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Отец Григорий, подождите, мы немного сейчас о разных вещах говорим. Они к вам пришли с недоумением, почему началась военная операция? Или - почему вы молитву не читаете?

 

О. ГРИГОРИЙ: Тогда еще молитвы не было.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Давайте не смешивать. Мы говорим о молитве, потому что у нас повод - именно молитва. А не какие-то разномыслия по поводу того, что происходит. Да, отношение может быть разное, с вами здесь, наверное, все согласятся. Но мы сейчас говорим именно о молитве, которую вы отказались читать. Тем самым проявив непослушание священноначалию. Тем самым, я думаю, введя в соблазне кого-то из прихожан. Вы знаете о случаях лишения сана священников по тем же самым основаниям?

 

О. ГРИГОРИЙ: Знаю.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

И все-таки намерены продолжать свою линию?

 

О. ГРИГОРИЙ: Я готов читать эту молитву за исключением указанных мест. Дальше там все хорошо.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Мы с вами не можем самостоятельно изменять текст молитв, нам это с вами не дано по праву. Поэтому читать ее в ином виде не получится.

 

О. ГРИГОРИЙ: Вот я и не читал целиком.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Последствия вы тоже понимаете?

 

О. ГРИГОРИЙ: Безусловно.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ : Отцы, у вас еще вопросы остались?

 

ПРОТОИЕРЕЙ: У меня скорее пожелание. Не хотите читать о победе над людьми - читайте о победе над бесами.

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Отлично. Если бы я мог в ней это увидеть, я бы так и делал.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: А вы попробуйте.

 

О. ГРИГОРИЙ: Не получается, батюшка. Я ее вот еще раз внимательно изучил…

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Вот может быть, с духовником посоветуйтесь, вместе изучите.

 

О. ГРИГОРИЙ: Направьте меня к кому-нибудь.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Ну нельзя же так, что тут все не правы, только вы один правы. Возможно, что это у вас неправда.

 

О. ГРИГОРИЙ. Возможно, но пока никто меня не смог переубедить. Еще раз говорю - отец настоятель пытался, образованный, умный, на другой позиции находится. Честно пытался.

<...>

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Когда у вас возникли сомнения по поводу этой молитвы, вам в голову не пришло, что надо поисповедоваться?

Спросить, может быть, у кого-то другого, как на это смотреть, как с этим быть. Это ведь нормально для человека, когда мы находимся в каком-то замешательстве или смущении, да? Тем более, понимая, что тут духовная составляющая превалирует?

 

О. ГРИГОРИЙ: Нет, я, безусловно, смотрел - , обсуждений же было много - как люди это видят, что они чувствуют, сейчас такое время - люди делятся 

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Сейчас, находясь под запретом, вы тоже не исповедовались?

 

ОТЕЦ ГРИГОРИЙ. Сейчас нет. Мне было сказано - сиди дома. Я сижу дома.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: И нужды в исповеди не испытываете?

 

О. ГРИГОРИЙ: Когда случается что-то прямо такое из ряда вон - безусловно.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: А это - не из ряда вон?

 

О. ГРИГОРИЙ

Здесь я не вижу… Исповедь - то, что я почитаю грехом, то, что я в себе увидел, в чем я неправ. Здесь я не увидел своей неправоты, я ее не чувствую.

 

ИЕРЕЙ: Ну вот говорят священники - ты неправ! И не один, а много.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: В Евангелии как сказано? Если кто неправ, иди и обличи его один на один. Не послушает - всей церкви повеждь. Бывают случаи, когда человек и всю церковь не слушает. Если так - тогда будет как язычник и мытарь (цитата из Евангелия от Матфея, гл.18 ст.16 - прим. Ред). Вы в эту категорию не боитесь попасть?

 

О. ГРИГОРИЙ: Ну, если так действовать, мне нужно напроситься к Святейшему патриарху на прием.

 

ЧЛЕНЫ КОМИССИИ: Зачем?

 

О. ГРИГОРИЙ: Ну для того, чтобы один на один 

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Отец Григорий, давай в дебри-то такие залезать не будем.

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Ну, батюшка предложил. Если человек согрешает, обличи его один на один. Вы же про это сказали, да? То есть я должен этот вопрос выяснить с тем один на один сначала, кто ...

 

ИГУМЕН:

Вот отец-настоятель вас обличил. Вы не поняли, да? Тогда дальше - к благочинному .

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Я так понимаю, что в глазах отца Григория, отец-настоятель - не тот, с кем один на один нужно выяснять этот вопрос.

 

О. ГРИГОРИЙ:

Но не он же мне спустил эту молитву, правильно?

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Отец Григорий хочет этот вопрос выяснять со Святейшим патриархом…

 

О. ГРИГОРИЙ: Да, с тем, кто нам ее направил. Если по иерархии.

 

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:

Отпускаем, наверное, батюшку? Больше вопросов нет у нас? Тогда всё.

 

(Прощается и уходит. Поскольку на этом заседание практически завершено, к оставшимся присоединяется настоятель храма, где оно и проходило. Его приветствуют) 

 

ИЕРЕЙ:

Я хочу добавить, что все-таки не согласен с отцом Григорием, ну и там если какая-то малочисленная есть группа. Я просто хочу донести, что это неправильно. Я знаю, таких по пальцам пересчитать, у которых в голове немножко все это Большинство, как раз, 99-98% прекрасно все понимают и принимают.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: У меня на приходе тоже украинцы есть. И белорусы, ну, кто угодно есть. И тоже по первости начались такие словесные баталии. Я их всех пригласил. Сказал, знаете что? Давайте вы не будете делать из нашего храма, из нашего прихода, поле битвы. Мы должны молиться, чтоб как можно быстрее эта ситуация могла разрешиться. Мы прекрасно понимаем, против кого мы боремся. А что там до этого, до СВО, храмы не отжимали? Отжимали, без конца отжимали! И государственная власть потворствовала этому. Вот главное - со второстепенного на главное внимание людей переключить. У меня, в принципе, перестали вот эти баталии, так сказать, устраивать.. В самом начале удалось эту ситуацию погасить.

Потому что это не нужно. А то если мы будем еще на приходе так вот себя вести в таких условиях

 

НАСТОЯТЕЛЬ Ну, на приходе такого и не было, конечно. Мы пытались воздействовать, да и прихожане любили отца Григория. На самом деле он достаточно исполнительный пастырь, его любят очень многие, Молились, в том числе, и за него, чтобы он понял и осознал. Мы готовы были понести, покрывать эту вот слабость его и непонимание. Но всё имеет какие-то свои пределы, наверное.

 

ИГУМЕН: Знаете, когда в организм попадает что-то не то и возникает нагноение - обычно применяют скальпель. И с гноем выходит кровь. Это неизбежно. То, что на Украине нагноение было - очевидно. То есть, во-первых, нагноение - это неприязнь ко всему русскому. Это формировалось, это очевидно. Я учился с украинцами, и я это ощущал.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: Я тебе другое скажу. Сорок лет назад я в армии служил. И там тоже вот такие персонажи появлялись, которые говорили - да вы кто такие, вы не братья нам, вы вообще.

<....>  

Были такие симптомы, к сожалению. И удивительным образом, сейчас, в наше время, это вылилось в такое.

 

О. ГРИГОРИЙ

У меня совсем другой опыт. У меня там родственники есть, и я  бывал неоднократно на Украине - в Киеве, во Львове. Я ни разу не сталкивался с каким-то неприятием меня. Я никогда не скрывал, что русский. И всегда все было абсолютно адекватно.

 

ПРОТОИЕРЕЙ. Ну, когда им дали зеленый свет - национальному движению - то это проявилось уже откровенно. Это один момент. Второй момент. Из Содома и Гоморры бежать надо. А не в него стремиться. Они в него стремятся. То, что сейчас Европе Содом и Гоморра - вы это понимаете?

 

О. ГРИГОРИЙ: 

Нет.

 

ИЕРЕЙ:

То есть, там уже вот эти все, даже ихние папы цветные кресты себе, делают, цвета ЛГБТ.

 

О. ГРИГОРИЙ: Ну, как сказать. Является ли это тенденцией? Я общаюсь с людьми разных конфессий, у меня есть, и католики, и протестанты, русскоязычные, естественно,. Нет, конечно, они говорят: ”У нас такое есть, в семье не без урода”. Но никто из них не говорит, что это стало у них главным, что они забыли о Христе, забыли о заповедях. Более того, они говорят: “Если что - уйду в другой храм, в другую конфессию”. У них это гораздо проще, чем у нас.

 

ИГУМЕН:

На уровне законодательства там порой дети даже не имеют возможности себя ассоциировать с определенным полом.

 

О. ГРИГОРИЙ:

Я с этим не сталкивался. Ничего сказать не могу.

 

ПРОТОИЕРЕЙ: А вы изучите. Ну реально, сейчас маски уже сорваны. Поэтому то, что Европа уже не былое райское место на земле, а Содом с Гоморрой - это уже всем стало очевидно.

 

ИЕРЕЙ: самое главное сейчас, что так называемая ПЦУ, это просто лишь предтеча, чтобы слить в единый комплекс, в единую конфессию всех, и это не только со стороны,  квазигосударства, а тех, кто это государство курирует, все эти спецслужбы, они к этому и ведут. Борьба-то у нас не среди людей. Люди-то брыкаются на самом деле только из-за того, что хотят из них сделать.

 

(На этом запись заканчивается)


(С) 2024 Мир Всем/Friede Allen e.V. При перепечатке ссылка обязательна



 

Дорогие читатели! Священник, о котором вы только что прочитали, за свою антивоенную позицию лишён права служить, а значит - заработка. Мы помогаем таким священникам и их семьям. Помогите и вы! Это можно сделать разными способами - выберите один из них:







Комментарии


bottom of page