top of page

ТРАГЕДИЯ ОТЦА ГЕОРГИЯ ГАПОНА. АВТОРСКИЙ МАТЕРИАЛ СВЯЩЕННИКА СТАНИСЛАВА ШАПОВАЛОВА

«Спокойно спи, убит, обманутый коварными друзьями, пройдут года, тебя народ поймет, оценит, и будет слава вечная твоя»

(Надпись на могильном памятнике священника Георгия Гапона)




Мы продолжаем цикл публикаций подопечных проекта “Мир Всем”, а также священников, близких нам по духу и ценностям. Сегодняшняя статья – от священника Станислава Шаповалова, клирика Германского благочиния Архиепископии Православных Церквей русской традиции в Западной Европе.


Реальность нашего времени, к сожалению становится такова, что очень часто мы перестаем видеть мир в тонах и оттенках – разделяем все, что окружает нас лишь на черное и белое, хорошее и плохое. На многие события сегодняшнего дня и прошлого, деятельность тех или иных людей, мы смотрим исключительно с одной позиции, забывая о контексте, о многогранной призме реалий, обстоятельств и факторов обусловливающий какой-либо итог. Не отсеивая критическим подходом мышления зёрна от плевел, мы подвергаем себя опасности быть подверженными влиянию идеологически навязанных мнений и оценок.

«‎Поп Гапон» – это выражение уже давно, во многом благодаря коммунистической пропаганде и радикальным “империалистам-черносотенцам”, стало именем нарицательным, притом в негативном формате – расстрига, Иуда, провокатор, Герострат, и каких только ещё отрицательных образов не привязывали к имени отца Георгия Гапона.  


Но действительно ли такой искусственно созданный образ соответствует реальности?


Будущий священник Георгий Аполлонович Гапон родился 5 (17) февраля 1870 года в Полтавской губернии. С самого детства был глубоко верующим человеком. По рекомендации настоятеля местной церкви он поступает в Полтавское духовное училище, а после его окончания – в семинарию. Еще во времена учебы начинает чувствовать расхождения между Евангельским учением и присущей тому времени религиозностью общества, поэтому после окончания духовной семинарии Георгий некоторое время колеблется с принятием священного сана. Но важную роль в этом решении играет его встреча с будущей женой. Невеста убедила Георгия, что его призвание - это лечение душ и помощь обездоленным. Все эти проблемы он видел еще со времен своего детства и юности; в его воспоминаниях мы читаем такие строки: «Вопреки крестьянскому обыкновению, отец никогда не бил детей. Из его разговоров я узнал о всех несправедливостях, сделанных властью по отношению крестьян, узнал о том, как каждый вершок Украины, теперь отданный правительством разным тунеядцам, был полит кровью казаков, сражавшихся за свободу и народное благо и служивших оплотом западному христианству против турок и татар с Востока».

В 1894 году епископом Полтавским и Переяславским Иларионом (Юшеновым) Георгий Гапон был рукоположен во диакона, а впоследствии и священника. Иерей Георгий показал себя талантливым проповедником, чем и привлекал внимание прихожан, кроме того он часто оказывал помощь бедным людям и проявлял сострадание к ним; различные требы часто совершал безвозмездно.

В 1898 году у отца Георгия, из-за болезни, умирает жена - он остается один с двумя маленькими детьми. Затем поступает на обучение в Санкт-Петербургскую духовную академию, однако обучение там быстро разочаровало молодого пресвитера. В преподаваемых предметах он видел только мертвую схоластику, которая не давала ему ответов на вопросы о смысле жизни, и на некоторое время он покидает учебное заведение.

В краткий промежуток времени, когда он приостановил обучение в Духовной академии, Георгий Гапон едет на лечение в Крым. По дороге останавливается в Харькове: «там встретил не менее двадцати трех семей, служивших в Полтаве и высланных оттуда губернатором в 24 часа. Некоторые из них были моими старинными знакомыми, и я много с ними беседовал. Я не буду вдаваться в подробности, но простой факт, что двадцать три семьи, более ста человек, могли быть лишены заработка и высланы из губернии без всякой вины, лишь за честное исполнение своих обязанностей, вызвал у меня тягостное раздумье о существующем политическом строе России».

По приезде в Крым он привлекает к себе внимание епископа Таврического и Симферопольского Николая (Зиорова), который предлагает ему некоторое время пожить в Свято-Георгиевском монастыре, по приезде в который, увиденные реалии монастырской жизни разочаровывают отца Георгия. Он не увидел там ни деятельного монашества, ни миссии и настоящей проповеди.


Насельникам монастыря было лучше эксплуатировать суеверие народа, чем заниматься обработкой больших монастырских угодий, которые простаивали без дела, а могли бы приносить немалую пользу и доход для обители.

После почти года пребывания в Крыму отец Георгий Гапон возвращается в Петербург, где начинает проповедовать среди рабочих и бедняков, которых нередко случалось отстаивать от различных несправедливостей, чем он вызывал к себе недовольство и неприязнь со стороны власть имущих. В 1900 году Георгий Гапон был назначен на должность настоятеля сиротского приюта святой Ольги, а также священником и законоучителем приюта Синего Креста, но из-за конфликта с попечительским советом, отец Георгий был отстранен от должности. К тому времени он уже становится популярным в обществе, и новость о его освобождении с должности вызывает народные волнения, в результате чего, священника вызывают на допрос - так происходит знакомство отца Георгия с департаментом полиции. А в министерстве внутренних дел, тем временем, проходит эксперимент; в России того времени были запрещены любые общественные организации, в том числе и профсоюзы, поскольку власть боялась протестного движения среди населения. Разрешалась только деятельность благотворительных организаций. Но в конце концов это начало приводить к формированию подпольной оппозиции, и чтобы предотвратить это было предложено создавать легальные профсоюзы; конечно, вся их деятельность была контролируемая, но некоторые элементарные просьбы рабочих выполнялись; такие организации действовали уже в трех городах. Видя, что Георгий Гапон является пламенным проповедником, пользующимся популярностью - руководство полиции понимает, что это именно тот, кто им нужен для создания подконтрольных правительству профсоюзов в Петербурге. Отец Георгий видя в создании профсоюзов надежду на облегчение тягот жизни простых людей, соглашается участвовать в организации работы общества, но он не являлся политиком, а потому его чутья было явно недостаточно для того, чтобы распознать подвох сразу, но вскоре он начинает понимать это. И в данном конкретном случае, руководство полиции ошиблось с выбором кандидатуры для этой деятельности, а Георгий Гапон начинает вести “двойную игру” — систематически усыпляя бдительность властей, внушая им мысли о том, что контроль с их стороны вызовет в обществе лишь предвзятое отношение к полиции и власти в ее лице, к 1904 году ему удается организовать легальную, но по сути независимую от власти общественную организацию.

В 1902 году он вступает во второй брак (возможно гражданский), но митрополит Антоний (Вадковский), сам будучи вдовцом и впоследствии принявший монашество и священный сан, разрешает ему продолжить священнослужение. Обращая внимание на этот случай, мы видим четкий прецедент разрешения вступления в брак для вдовствующего духовенства, которые безусловно были даже в дореволюционный период, однако никто не хочет об этом упоминать.

В конце 1904 года, ощущая на себе последствия и бремя Русско-японской войны, работники крупнейших предприятий Петербурга начинают забастовки, и требуют от властей достойных рабочих условий и повышения заработной платы. Тогда в народе было распространено мнение о добром государе, который ничего не знает о реальном положении дел и бедах народа, а злые чиновники, которые своими указами угнетают людей, скрывают это от царя - поэтому люди и решают непосредственно сами выйти с петицией к императору; но главе государства было уже сообщено о забастовках и предъявлен доклад о том, что требования рабочих выполнить невозможно, и что эти требования, вообще, не являются законными. Николай II ознакомившись с докладом покидает Петербург.

Отец Георгий вместе со своим ближайшим окружением составил петицию, которая отражала требования общества. Сегодня все вещи заявленные в ней являются для нас абсолютно нормальными, но для империи того времени это было чем-то немыслимым, хотя в целом люди требовал просто человеческого отношения к себе.


У царя они просили неприкосновенности и свободы личности, прессы, религии и слова; нормальной заработной платы, 8-часовой рабочий день, отмены выкупных платежей, охраны труда, образования за государственный счет для всех слоев общества, отделения церкви от государства, освобождения и возвращения всех пострадавших за политические и религиозные убеждения, за забастовки и крестьянские беспорядки. Еще в этой петиции были описаны бесчинства чиновников, пренебрежение ими законов и полная бесправность народа: «Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать», «Мы и терпели, но нас толкают все дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол, и мы задыхаемся», «Нас поработили и поработили под покровительством твоих чиновников, с их помощью, при их содействии», «Чиновничье правительство довело страну до полного разорения, навлекло на нее позорную войну и все дальше и дальше ведет Россию к гибели».

6 января 1905 года текст этой петиции был направлен царю, а 8 января, накануне шествия, священник Георгий Гапон направляет письмо на имя министра внутренних дел и императора с призывом выслушать народ и избежать кровопролития. Шествие, с самого начала, принципиально, планировалось мирным. В тот же день, министром внутренних дел Константином Рыдзевским, был подписан ордер на арест священника Георгия Гапона.

Утром 9 января более 140 тысяч рабочих из нескольких точек Петербурга двинулись в сторону Дворцовой площади, во главе одной из самых больших колонн, численностью не менее 50 тысяч человек, шел отец Георгий. Процессия приобрела характер крестного хода, по дороге в ближайшей часовне были взяты хоругви, иконы и епетрахиль, которую возложил на себя свщенник. Кроме того люди несли портреты царя и большой белый флаг с надписью: «Солдаты! Не стреляйте в народ!». Процессия двигалась под мощное пение "Спаси, Господи, люди твоя". Но несмотря на мирный характер этого шествия, императорская кавалерия и казачество открыли беспощадный огонь по обезоруженным людям (однако существует ещё одна версия развития событий, согласно которой, представители революционных партий, фактически в последние дни перед шествием узнавшие о запланированной процессии, решили также к ней присоединиться, а впоследствии спровоцировать царскую кавалерию выстрелом). На самом деле, говоря о личности Георгия Гапона, в этом случае мало имеет значения, кто открыл первым огонь — царская кавалерия или же провокаторы из представителей революционных партий — в любом случае  отец Георгий оказался обманут, а обе стороны всю вину стали возлагать на священника, несмотря на то, что сам он не единожды говорил, что недопустимо первыми открывать огонь. Т.о. можно сказать, что главная вина лежит здесь либо на власти не пожелавшей идти на диалог с обществом и выслушать его, либо на представителях революционных партий, если они всё-же сделали первые провоцирующие выстрелы. Правды ради, стоит также отметить, что и самого императора на тот момент уже не было в городе, и приказы открывать огонь по людям лично он не отдавал. Царь велел  предотвратить шествие, а вот все именно военные распоряжения исходили от его дяди, князя Владимира Александровича. Этот день вошел в историю под названием "Кровавое воскресенье".  По официальным данным тогда погибло около 100 человек, а сам Георгий Гапон был ранен в руку.

Священнику удается раствориться в толпе состригши длинные волосы и переодевшись в светскую одежду, отданную ему одним из рабочих. Во многих публикациях об отце Георгии мы можем встретить различную клевету, например некоторые авторы заявляют, что после расстрела людей он произнес такие слова: "Нет больше Бога! Нет больше царя!", но в своих воспоминаниях Георгий Гапон описывает этот момент так: «В эту минуту отчаяния кто-то взял меня за руку и повел в боковую улицу в нескольких шагах от места бойни. Сопротивляться не имело смысла. Что большего мог я сделать? «Нет у нас больше царя», — воскликнул я».


На этом небольшом примере мы четко можем увидеть как происходит очернение фигуры священника – да, он отрекся от царя, но Богу остался верен. Также существуют фото того времени, где на могиле отца Георгия Гапона совершается панихида. Более того,  известно, что он был похоронен по церковному обряду, чего бы невозможно было представить с человеком, который прямо и открыто отрекся от Бога. Естественно, что распространение этого мифа было выгодно большевикам.

После событий 9 января, из-за пребывания в розыске, отец Георгий Гапон вынужден эмигрировать в Европу. Далее мы видим чисто политическую его деятельность  - в общих чертах это были попытки объединения оппозиции. Георгий Гапон был неопытным человеком в политических делах, да и как священник, не должен был бы настолько углубляться в них; потому этой деятельности можно давать очень неоднозначную и разнообразную оценку. Возможно, что действительно в своих намерениях и действиях он зашел далеко, но тем не менее эти его намерения имели абсолютно искренний характер и посыл; его попытки изменить что-то к лучшему, как в церковной так и в общественной жизни, стали результатом и реакцией на реалии того времени. Он пытался изменить "систему", но не был её человеком по своему духу. Священник Георгий Гапон показал, что для простого народа возможна и другая жизнь, что простые люди тоже имеют возможность развиваться, учиться, достигать успеха. И действительно, во многом, именно благодаря действиям Георгия Гапона обществу удалось получить различные права и свободы, а единоличная власть в стране начала распределяться.

Осенью 1905г. на волне всеобщей амнистии Георгий Гапон возвращается в Петербург. Глава Боевой организации эсеров Евно Азеф инициирует ликвидацию священника как "провокатора" и тайного агента полиции. 28 марта (10 апреля по новому стилю) отец Георгий Гапон был жестоко убит на одной из заброшенных дач в пригороде Петербурга. Исполнителем заказа стал член партии эсеров Петр Рутенберг вместе со своими сообщниками. Уже впоследствии выяснится, что настоящим агентом полиции был вовсе не Гапон, а сам инициатор его убийства - Евно Азеф.

К сожалению, сегодня выражение «Поп Гапон» стало нарицательным и приобрело абсолютно негативную окраску, но мне хотелось бы показать альтернативный взгляд на личность этого человека - личность, которая с одной стороны стала жертвой коммунистической, а с другой - радикальной империалистической пропаганды. Коммунисты начали приписывать ему роль провокатора “царской охранки”, то есть человека тайно засланного полицией в определенные слои общества, где могли бы быть потенциальные нарушители закона, с целью склонить их к нарушению закона, чтобы потом их разоблачить. Да, некоторое время священник действительно сотрудничал с полицией, чего ни от кого и не скрывал, но он не был привлечен к сотрудничеству в качестве агента-провокатора, он вообще не выполнял никаких функций именно агента, что мы видим из материала описанного выше; кроме того, по законам того времени, священников не могли привлекать к провокаторской деятельности, а более чем за сто прошедших лет после этих событий, о провокаторской деятельности отца Георгия Гапона информации не было найдено и в архивах. Коммунистическая же пропаганда умышленно очерняла его фигуру для дискредитации церкви и духовенства в глазах общества.

Для радикальных черносотенцев, пропагандирующих идеи русского национализма под лозунгами самодержавия и православия, личность священника Георгия Аполлоновича Гапона также становилась фигурой полностью разрушавшей их идеологию и абсолютно противоречащей всем их взглядам, идеям и лозунгам, поэтому естественно, что священник очернялся ими так само как и коммунистами.

Отношение же простого народа к этому пастырю можно кратко охарактеризовать той надписью, которую отчеканили рабочие на установленном ими могильном памятнике с крестом: «Спокойно спи, убит, обманутый коварными друзьями. Пройдут года, тебя народ поймёт, оценит, и будет слава вечная твоя» – и именно так имя священника Георгия Гапона запечатлелась в сердцах людей.


Также во многом на деятельность священника немало повлияла та церковная система, сложившаяся в синодальную эпоху. И мы должны признать тот факт, что положение Церкви того периода было далеко не идеальным; были конечно свои плюсы и минусы, но церковь едва не стала частью госаппарата, частью в которой сплелось между собой Божье и кесарево.

Да, действительно, возможно, что Георгию Гапону, как священнику, видя возможный риск во время шествия, стоило бы призвать людей отказаться от него, но само общество, находясь в таком трудном положении уже было не в силах терпеть такую жизнь, и потому эти призывы, к сожалению, уже мало бы что изменили, и не смогли бы остановить народ. Сами же требования, которые выдвигались в петиции составленной священником, были абсолютно нормальными и необходимыми, а шествие к императору, как его задумывал Георгий Гапон, носило мирный характер, но несмотря на это, было расстреляно.

Даже сейчас много церковных деятелей резко критикуют отца Георгия Гапона, видимо из-за того, что он не вписывается в их “идеал”. Но взглянем еще раз: видя плачевное состояние и реалии жизни простых людей, он вышел вместе с ними просить свободы и достойной жизни – на равных, не побоявшись опасности, он вышел вместе с народом, ради интересов самого же народа. И те, кто сейчас очерняют его, почему-то часто абсолютно не обращают внимания на то, как нынешнее духовенство само и открыто благословляют людей на смерть и убийства ради домов на Рублевском шоссе, яхт Ротенбергов и вилл на Геленджике.

Публикация этого текста готовилась к годовщине смерти священника Георгия Аполлоновича Гапона, но иногда различные события в нашей жизни вносят свои коррективы в запланированное нами . Не будем забывать этого пастыря, отдававшего себя на служение своей пастве, стремившегося к истине и правде, и просто помолимся ко Господу об упокоении его души, а также попросим Всемилостивого Творца и Создателя вразумить всех нас.


(С) 2024, священник Станислав Шаповалов, специально для "Мир Всем"


Kommentarer


bottom of page