top of page

НОВОЕ СЕРГИАНСТВО

Updated: Jun 11

Почему нельзя называть расколом переход из Московского Патриархата в другие Поместные Церкви и чем такой переход оправдан


Замысел этой статьи родился из частной переписки со священником, который в своём письме обвинил меня в том, будто я предал Россию, и что мои действия способствуют церковному расколу и призвал меня к покаянию. Первое обвинение совершенно абсурдно, так как я никогда никакого отношения к России не имел. Я родился и всю жизнь прожил в Казахстане. Это моя родина. Каким образом, человек, не являющийся гражданином государства, может его предать – вопрос, конечно, не требующий ответа.

Тот факт, что русские, проживающие за пределами России, преодолевая свойственную в значительной степени русскому сознанию имперскость и шовинизм, интегрируются в местное сообщество и культурно ассимилируются с народами, среди которых проживают, по моему мнению, заслуживает исключительно положительной оценки. Нужно любить народ своей страны, жить его интересами, а не интересами мифической «исторической родины», с которой кроме эмоций тебя ничего не связывает.

Если же говорить о тех, кто, являясь гражданами Российской Федерации, после начала чудовищно несправедливой и жестокой агрессии против Украины, инициированной российским государством, в разных формах заявили протест, в том числе уехав в эмиграцию, их следует считать не предателями, а совестью русского народа. Поскольку они есть, постольку есть надежда, что для России не всё ещё потеряно, что покаяние может ещё случиться и Россия-агрессор в будущем исправит свои ошибки.

Второе обвинение требует более детального рассмотрения. Его причина в том, что через социальные сети и средства массовой информации я озвучил желание некоторой части клира и мирян Православной Церкви Казахстана иметь Самоуправляемую Церковь. Это не моя идея и не моё индивидуальное желание, но нести за неё ответственность предстоит мне, так как я заявил о ней во всеуслышание. Я поведал urbi et orbi о тех мечтах, которыми мои собратья священники втайне и боязливо, лишь в узком кругу близких и доверенных лиц, делились друг с другом.

Впоследствии из-за неприятия собратьями моей позиции по поводу войны в Украине сложились условия, которые вынудили меня дистанцироваться от клира Русской Православной Церкви (РПЦ) и безуспешно искать возможность продолжить служение в другой Поместной Церкви, не покидая пределов Казахстана. Примерно в то же время и одновременно со мной из РПЦ уходили и другие клирики. На слуху имена лишённых в РПЦ священного сана и восстановленных в служении Вселенским (Константинопольским) Патриархатом священника Иоанна Коваля, протоиерея Алексия Уминского, протодиакона Андрея Кураева. Громко звучали заявления о разрыве с РПЦ и других священнослужителей, о чьих судьбах после принятого решения не всегда известно. Не буду перечислять имена – их десятки.

Уходят из РПЦ не только отдельные клирики, но и целые общины, например, приход в Амстердаме. Латвийская Церковь при поддержке власти заявила об автокефалии. В Литве создан экзархат Вселенского Патриархата. Бегут не только в Константинополь: ряд приходов в Молдове перешёл из РПЦ в Румынскую ПЦ. Наверное, в этом ряду, прежде всего, нужно было сказать о произошедшем 27 мая 2022 года на Соборе в киевской Феофании разрыве с РПЦ Украинской Православной Церкви (УПЦ), что было продиктовано не политическими мотивами, как истолковывают некоторые, а необходимостью отделиться от того, что неприемлемо с точки зрения христианской морали и противоречит Евангелию.

Все эти действия клириков и общин являются реакцией на антицерковные и противоречащие христианству милитаристские и имперские настроения в РПЦ и желанием восстановить единство с Вселенским Православием, нарушенное руководством Русской Церкви. Однако пропагандисты и хейтеры не хотят или не могут увидеть правду и предпочитают бросать упрёки и обвинения в расколе и предательстве в адрес тех, чья совесть понуждает искать выход и бежать от неправды.

С амвонов и страниц православных медиа ситуацию выставляют в том свете, будто бы Константинопольский Патриархат, приняв в общение Православную Церковь Украины (ПЦУ) и выдав ей Томос об автокефалии, нарушил церковные каноны. И за это его следует считать раскольником. А заодно с ним те Православные Поместные Церкви, которые признали ПЦУ, и конечно же, всех, кто не согласен с позицией руководства РПЦ. Не являясь специалистом в области канонического права, не стану углубляться в подробности. Скажу лишь о том, что вполне очевидно. Не Константинополь, а Москва встала на путь раскола, разорвав в одностороннем порядке евхаристическое общение с рядом Поместных Церквей и объявив их состоящими в расколе. Константинополь, в свою очередь, действовал по просьбе и в интересах православных украинцев, с целью уврачевать многолетний раскол, тогда как Москва игнорировала многолетнюю объективную нужду Украинской Церкви в автокефалии.

Между тем, Московский Патриархат никогда не оспаривал исторического первенства Киевской кафедры, называя Киев «матерью городов русских». Первенство Киевской кафедры не уничижалось даже в период политического возвышения Москвы. В ту пору, когда Русская Церковь была митрополией в составе Константинопольского Патриархата, проживающий в Москве митрополит Всея Руси носил титул «митрополит Киевский». Впоследствии на Руси было два митрополита: в Киеве и в Москве. После векового раскола с матерью Церковью Константинопольской, Московская митрополия при вмешательстве царя, используя нецерковные средства, обрела автокефалию и статус патриархата [1]. Присоединение Киевской митрополии к Московскому Патриархату, произошедшее в XVII веке, выглядело насильственной мерой, своеобразной церковной аннексией, совершённой вопреки желанию самих православных жителей Киевской митрополии. А.В. Карташов пишет, что православные киевские епископы, «ценя государственный протекторат Москвы для защиты православия, в то же время продолжали отстаивать свою каноническую независимость от Москвы» [2].

В этом отношении показательна позиция архимандрита Иннокентия (Гизеля), бывшего наместником Киево-Печерской Лавры и ректором Киевской коллегии (академии). Являясь последовательным сторонником единства «великорусского» и «малороссийского» народа, отец Иннокентий выступал за политическое подчинение Киева Москве, но в церковном отношении желал, как и церковное большинство Киевской митрополии, сохранить митрополию в составе Константинопольского Патриархата. По благословению митрополита Сильвестра он ездил к царю Алексею Михайловичу, важной целью этого визита, среди прочего, было требование согласия на сохранение митрополии в юрисдикции Константинопольского Патриарха [3].

Однако Москву мало интересовали настроения и законные интересы «провинциального» духовенства и мирян. И в 1685 году без разрешения Константинопольского патриарха, в нарушение церковных канонов [4], патриарх Московский назначил на Киевскую митрополичью кафедру своего ставленника [5]. Лишь постфактум данное беззаконное действие Москвы было утверждено Константинопольским патриархом из икономии, ради сохранения церковного единства, а также из-за невозможности регулярного сообщения с Киевом. Не удивительно, что Синод Константинопольского Патриархата по требованию Украины в 2018 году отменил своё постановление 1686 года.

Итак, Константинопольский Патриархат по просьбе православных украинцев, Президента и Верховной рады Украины восстановил упразднённую в 1686 году Киевскую митрополию в своей юрисдикции и объявил, при поддержке светской власти Украины, о созыве Поместного Объединительного Собора, целью которого было упразднить раскол между Украинской Православной Церковью Московского Патриархата (УПЦ МП), и существовавшими ранее вне канонического поля Украинской Православной Церковью Киевского Патриархата и Украинской Автокефальной Церковью и создать единую Украинскую Поместную Церковь. Однако УПЦ МП на Соборе епископов, состоявшемся 13 ноября 2018 года, приняла Постановление, в котором, среди прочего, говорилось, во-первых, что «преодоление церковного разделения должно происходить без вмешательства государственных, политических и других внешних сил», и, во-вторых, действия Константинопольского Патриархата были оценены как антиканонические и высказано в его адрес обвинение в расколе: «признав раскольников в сущем сане, Константинопольский Патриархат, согласно церковным правилам, сам стал на путь раскола. В связи с этим, евхаристическое общение Украинской Православной Церкви с Константинопольским Патриархатом в настоящее время невозможно и прекращается» [6]. На этом основании УПЦ МП уклонилась от участия в Соборе.

В подобной ситуации в 1922 году оказался священномученик Кирилл (Смирнов), митрополит Казанский: Советская власть принуждала его и других иерархов принять участие в обновленческом Соборе. Перед святым стояли те же препятствия для участия в Соборе, что перед УПЦ МП: во-первых, вмешательство «государственных, политических и иных сил», во-вторых, обновленцев он считал раскольниками. Уклонился ли он по своей воле от участия в Соборе? Нет, напротив, даже будучи не согласен с повесткой, он выразил желание принять в нём участие и заявить о несогласии: «ВЦУ [7] говорит, что созовёт Собор. Очевидно, что Собор желателен и для гражданской власти. Но Собор – церковный. Поэтому следует собраться, чтобы заявить, что Собор не наш. Пойдём сказать своё слово, заявить о своей позиции…», – писал святитель [8].

Увы, УПЦ МП руководствовалось не примером святого, а образом поведения иного героя – патриарха Кирилла, который подобным же неразумным образом уклонился от участия в состоявшемся в 2016 году на Крите Святом и Великом Соборе Православной Церкви. Страусиное поведение, уклонение от встреч с лидерами Церквей и от участия в международных форумах стало для предстоятеля РПЦ привычной стратегией. Так, в 2022 году он отказался приехать в Астану на проводимый по инициативе Президента Казахстана Съезд лидеров мировых и традиционных религий. Его отсутствие на съезде официальный спикер РПЦ объяснил нежеланием патриарха встречаться с Папой Римским Франциском [9]. Все разногласия и споры в истории Церкви всегда разрешались в соборных дискуссиях. Ничего более абсурдного, как уклонение от встреч, бесед и дискуссий, с христианской точки зрения, выдумать невозможно. О том, что разногласия были среди христиан даже в апостольские времена, свидетельствует послание апостола Павла: «надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор.11:19). Сам Павел не уклонялся от встреч с другими апостолами, когда некоторые христиане ставили ему в вину практику принятия язычников без обрезания, не уклонился он и от участия в Апостольском Соборе (Деян.15:1-34).

Между тем, принимая решение отказаться от участия в Критском Соборе, патриарх Кирилл не мог не знать, что в преддверии открытия Собора, Верховная рада Украины направила обращение к Патриарху Варфоломею с просьбой «признать недействительным акт 1686 года», а также «принять активное участие в преодолении последствий церковного разделения путём созыва под эгидой Вселенского Патриархата Всеукраинского Объединительного Собора с целью решения всех спорных вопросов и объединения украинского православия; ради блага Православной Церкви на Украине и целостности украинского народа издать Томос об автокефалии Православной Церкви в Украине, на основе которого она сможет занять достойное место в семье поместных Православных Церквей» [10]. Прими патриарх Московский участие в Соборе, заяви перед лицом Собора свою позицию по украинскому вопросу, предложи свои пути решения, вопрос мог бы разрешиться совсем иначе. Однако произошло то, что произошло: в Украине две противоборствующие канонические Церкви – ПЦУ и УПЦ. И если кто-то несёт за это ответственность, то это не только Константинополь, который действовал в интересах Украинской Церкви, но в большей степени Москва, которая в интересах российского государства бездействовала.

Не Константинопольский Патриархат разорвал евхаристическое единство с Москвой, а Москва – в одностороннем порядке. Положение усугубило спорное решение Московского Патриархата о создании в Африке, на канонической территории Александрийского Патриархата, своего экзархата, учреждённого решением Священного Синода РПЦ 29 декабря 2021 года. И если для действий Константинополя в Украине были исторические причины и законные просьбы со стороны верующих и властей Украины, то Москва предъявить такие причины для своих действий в Африке не может. Данное решение Москвы Александрийским Патриархатом справедливо было расценено, как «безнравственное вторжение Церкви России, осуществлённое неканоническими и недостойными методами», а также как попытка извратить православную экклесиологию по причинам, проистекающим из этнофилетизма, осуждённого собором в Константинополе в 1872 году, в то время как в деянии Московского Патриархата просматриваются признаки неоколониализма и притязания на глобальное доминирование, что противоречит православной традиции [11].

Разногласия между Московским и Константинопольским Патриархатами по вопросу ПЦУ и между Московским и Александрийским Патриархатами по вопросу русского экзархата в Африке, взаимные претензии в нарушении канонов и христианской этики, а также односторонние претензии Москвы в адрес собратьев из других Поместных Церквей в расколе смущали и печалили многих членов РПЦ. Но точкой невозврата для отдельных из них, принявших Евангельское решение: покинуть пределы РПЦ, отряся прах от ног своих (Матф.10:14), – стало соучастие руководства РПЦ в совершении каинова греха, каковым, по мудрому слову Блаженнейшего митрополита Киевского Онуфрия, является война России против Украины [12], проповедь милитаризма, чтение молитвы о победе «Святой Руси» (России), высказывание обещаний прощения грехов тем, кто придёт в Украину, чтобы убивать, и сам там будет убит [13], и даже объявление, в духе ИГИЛа, «священной войны» [14], а также тот факт, что церковное большинство либо поддерживает данную антихристианскую позицию руководства РПЦ, либо предпочитает мириться с ней.

Среди тех, кто находит смелость выступать с критикой, бытуют разные мнения. Одни считают, что патриарх Кирилл и его окружение проповедуют ересь, например, авторы «Декларации об учении о “русском мире”» [15] или сестра Васса (Ларина) [16]. Другие считают, что ересью идеологическую концепцию «русского мира» и имперскую милитаристскую позицию патриарха и Z-иерархов считать нельзя, но следует говорить либо о нарушении ими христианской этики, либо о соучастии в военных преступлениях и разжигании межнациональной и международной вражды с точки зрения светского права.

По моему мнению, справедливы и заслуживают внимания обе позиции. И обе они нуждаются во вдумчивой и обстоятельной проработке, особенно первая, утверждающая, что патриарх Кирилл пребывает в ереси. С этой точки зрения важно обратить внимание не на то, что называют этнофилетизмом [17], а на содержащиеся в проповедях и речах предстоятеля РПЦ странностях, свидетельствующих о его пристрастиях к идолопоклонству, оккультизму и к манихейству. Необходимо обратить внимание на то, как и в какого бога веруют первосвятитель РПЦ и его окружение. Не относятся ли к ним слова апостола: «их бог – чрево» (Фил.3:19). В интервью латвийскому журналисту протодиакон Андрей Кураев справедливо заметил, что патриарх «Кирилл верит в того бога, который, как он верует, назначил его своим наместником на Земле, делегировал право говорить от божьего имени» [18].

Заслуживает внимания целый ряд превратных толкований Нового Завета, сделанных представителями РПЦ. Например, цитата из Евангелия «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:13) в «Основах социальной концепции РПЦ» и из Апостола – об удерживающем (2Фес.2:7) – в «Наказе XXV Всемирного русского народного собора». Примечательно также заигрывание апологетов «русского мира» с триадологической терминологией – «Триединая Святая Русь». Едва ли такая игра может быть названа ересью в классическом понимании, однако, она должна быть осмыслена в терминах философии ХХ века, как деконструкция догматического учения Церкви. Тем временем, пока русские православные фундаменталисты борются против богословского модернизма, незаметно для них РПЦ оказалась охвачена самыми радикальными идеями постмодернизма.

Однако, говоря о том, что верхушка РПЦ предала Христа, извратила Евангелие и исказила Православие, следует, прежде всего, говорить о ереси не в плане искажения догматов или нарушения канонов, а в плане оскудения любви и правды и торжества ненависти, лжи, двойных стандартов и лицемерия. К проповеди Евангельских истин примешиваются политические нарративы, навязывается вера в «Святую Русь», в мессианскую роль «русского мира», поклонение «идолу» нации, национального вождя и «богу» войны.

Во время заседания дисциплинарной комиссии в марте 2022 года председательствующий епископ и всечестное духовенство ставили мне на вид, будто я, публично выступая против войны и выражая сочувствие Украине и украинцам (именно по этой причине я поддержал инициативу граждан Казахстана о подаче петиции за выход Казахстана из союзов с Россией – ЕАЭС и ОДКБ, а также высказал пожелание о необходимости независимости Православной Церкви Казахстана от Московского Патриархата), перехожу границу пастырской этики и нарушаю принцип отделённости Церкви от государства. «Церковь вне политики», – говорили мне члены дисциплинарной комиссии. Если бы это было действительно так, то почему же патриарху и иерархам дозволено участвовать в политике и даже подписывать «Наказ всемирного русского народного собора», который является ничем иным, как политической программой? Почему священнослужителям дозволено, пользуясь служебным положением, подобно комиссарам в рясе, вести политическую агитацию в поддержку путинского режима, оправдывать войну России против Украины, освящать оружие и благословлять на убийство и на смерть несчастных российских солдат? Мне даже известен факт, когда духовник отказался прочитать разрешительную молитву после исповеди, требуя от кающегося «покаяться» публично в мнимом грехе «дискредитации российской армии» и попросить прощения у Путина и российских военных.

Русская Церковь, пребывающая в «канонической чистоте», противопоставляется пребывающей в «апостасии» и в «расколе» Церкви Константинопольской. Между тем, нет никакой другой Церкви, кроме Христовой. Русская, Константинопольская, Александрийская, Украинская – что дают все эти этнические или географические имена, если отсутствует Истина Христова? Перед лицом Вселенской Церкви Иисуса Христа, Соборной и Апостольской, «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос» (Кол.3:11).

Люди несовершенны, грешны, всем нам свойственно ошибаться, но Церковь – свята, более того: врата ада Церкви Христовой не одолеют (Мф.16:18). Однако всё это применимо к полноте Вселенской Церкви. Отдельные Поместные Церкви могут впадать в ереси и расколы, и даже вовсе могут исчезнуть, как это бывало неоднократно в истории. В нынешней ситуации никто не может гарантировать, что Русская Православная Церковь не услышит в свой адрес слова, обращённые некогда к Сардийской Церкви: «ты носишь имя, будто жив, но ты мёртв» (Откр.3:1). Пока это очевидно не для многих. Со временем, надеюсь, прозрение наступит. Христианский долг тех, кто прозрел ныне, – не соучаствовать в разрушении Церкви, осуществляемом руководством РПЦ, искать пути спасения в других Поместных Церквях.

Переход из одной Поместной Церкви в другую не является чем-то исключительным, тем более в современных условиях, когда канонический принцип «один город – один епископ» не работает. Никого не смущает и не возмущает, когда прихожанин, много лет посещавший Никольский храм, вдруг стал ходить на службы в Казанский, так почему же смена юрисдикции должна быть камнем преткновения? Тем более, когда христианин сталкивается с отступлением от христианства своей Поместной Церкви, он должен перейти в другой приход или в другую юрисдикцию. К этому призывает апостол Павел: «Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них; ибо такие люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных» (Рим.16:17-18).

Подобным образом в VII веке преподобный Максим Исповедник покинул Константинопольскую Церковь, которая в тот период склонялась к ереси, и примкнул к Римской Церкви. Отказываясь принимать Таинства от клириков Церкви, с которой он разорвал отношения, преподобный говорил: «Если и вся вселенная начнёт причащаться с патриархом, я не причащусь с ним. Ибо я знаю из писаний святого апостола Павла, что Дух Святой предаёт анафеме даже Ангелов, если бы они стали благовествовать иначе, внося что-либо новое (Гал.1:8)» [19].

Нынешнее состояние РПЦ станет понятнее, если провести параллель с событиями первой половины XX века, когда Московский Патриархат возглавлял митрополит Сергий (Страгородский), совершивший ряд неоднозначных действий, которые вынудили внушительную часть иерархов, клириков и мирян прекратить общение с ним и отмежеваться от Московской Патриархии. В письме от 27 сентября 1927 года преосвященные узники Соловецкого лагеря, исповедники православной веры, выразили несогласие с тезисами, высказанными в подписанной митрополитом Сергием «Декларации», в частности, категорически не согласились с мыслью о подчинении Церкви гражданским установлениям, которая, по их оценке, «выражена в такой категорической и безоговорочной форме, которая легко может быть понята в смысле полного сплетения Церкви и государства» [20]. Последовательными критиками позиции митрополита Сергия, а вместе с ним, и церковного большинства, были многие выдающиеся святители, в их числе митрополиты Кирилл (Смирнов), Иосиф (Петровых), епископы Афанасий (Сахаров), Дамаскин (Цедрик) и другие, возглавившие движение «непоминающих» и создавшие «Катакомбную Церковь».

В 1937 году священномученик Кирилл (Смирнов) писал: «Ожидание, что митрополит Сергий исправит свои ошибки, не оправдались, но для прежде несознательных членов Церкви было довольно времени, побуждений, и возможности разобраться в происходящем, и очень многие разобрались и поняли, что митрополит Сергий отходит от той Православной Церкви, какую завещал нам хранить Святейший патриарх Тихон, и следовательно для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу сергианства. Спасутся ли пребывающие в сергианстве верующие, мы не можем знать, потому что дело спасения вечного есть дело милости и благодати Божией, но для видящих и чувствующих неправду сергианства было бы непростительным лукавством закрывать глаза на эту неправду и там искать удовлетворения духовных своих потребностей с совестию, сомнящеюся в возможности такого удовлетворения. Всё, что не от веры, – грех» [21].

Насколько радикально вредным для Церкви был компромисс с безбожной властью митрополита Сергия, настолько радикальной была и критика в его адрес. В определённых кругах говорили и продолжают говорить о «сергианской ереси». Нашлись в Русской Церкви даже епископы, которые благословляли перекрещивать сергианских мирян и перерукополагать клириков. Не только радикалы критиковали Сергия, были среди отмежевавшихся от него вполне уравновешенные иерархи. Впоследствии даже святейший патриарх Алексий II признавал, что сергианская «Декларация» «не ставит Церковь в “правильное” отношение к государству, а, напротив, уничтожает ту дистанцию, которая даже в демократическом обществе должна быть между государством и Церковью, чтобы государство не дышало на Церковь и не заражало её своим дыханием, духом принудительности и безмолвности» [22].

Неслучайно патриарх Кирилл в нынешних условиях возвеличивает своего предшественника – патриарха Сергия [23]: именно сергианство стало базовой идеологией РПЦ в последние годы. Соловецкие архипастыри писали о «Декларации» митрополита Сергия: «Послание угрожает исключением из клира Московской Патриархии священнослужителям, ушедшим с эмигрантами, за их политическую деятельность, т.е. налагает церковное наказание за политические выступления, что противоречит постановлению Всероссийского Собора 1917-1918 годов от 3/16 августа 1918 года, разъяснившему всю каноническую недопустимость подобных кар и реабилитировавшему всех лиц, лишённых сана за политические преступления в прошедшем (Арсений Мациевич, священник Григорий Петров)» [24]. Тоже самое, о чём было заявлено в «Декларации» митрополита Сергия, совершается и теперь, при патриархе Кирилле: за антивоенную позицию клириков подвергают травле, запрещают в служении, за молитву о мире – лишают сана. Патриарх Алексий II в 1991 году сказал: «Трагедия митрополита Сергия была в том, что он пытался “под честное слово” договориться с преступниками, дорвавшимися до власти» [25]. Ничего не изменится, если в этих словах заменить имя Сергия на Кирилла.

Также как и сегодня своих православных собратьев, несогласных с антицерковной позицией высшей иерархии, в РПЦ объявляют раскольниками, при митрополите Сергии считали раскольниками святителя Иосифа (Петровых), святителя Кирилла (Смирнова) и многих других достойных сынов Церкви. Разница в том, что в 1920-е и 1930-е годы членов Церкви, которые осознали неправду тогдашнего руководства Московской Патриархии и выступили в защиту Евангельской и Церковной правды было значительно больше, чем теперь. Среди них было значительное число богословски блестяще образованных иерархов, христиан подвижнической жизни. А теперь слышны голоса лишь немногих, и в их числе нет епископов. Этот факт свидетельствует о глубоком кризисе, в котором пребывает РПЦ.

Не имею достаточной квалификации, для того чтобы ставить вопрос о причинах этого кризиса, скажу лишь о том, что лежит на поверхности и что может увидеть даже человек, не являющийся богословом. РПЦ отступила от канонической соборности, подменив её авторитаризмом, бюрократизмом и фарисейским формализмом. Великие канонические решения Поместного Собора 1917-1918 годов пренебрегаются. Архиепископ Ермоген (Голубев) полвека назад бил тревогу по поводу систематического нарушения канонов в практике РПЦ. В «Историко-канонической и юридической справке» он изложил ряд ненормальностей в церковной жизни: 1) Отказ от избрания епископов в пользу их назначения свыше: «Епископат и сейчас формируется у нас неканоническим порядком назначений, чем наносится определённый ущерб каноническому достоинству Церкви»; 2) Порочный порядок формирования Синода: «Возможность назначений на ответственнейшие церковные посты лиц, абсолютно неподходящих к занятию их, свидетельствует о серьёзных ненормальностях в формировании нашего Синода»; 3) Циркулярно-формальный подход: «Канонический порядок ведения дел на Соборе требует обязательного обсуждения подлежащих решению вопросов. Без надлежащего обсуждения вопросов Собор теряет свой смысл»; 4) Отступление от утверждённого Собором 1917-1918 годов порядка избрания патриарха: «Приходится поражаться, с какой глубокой серьёзностью был разработан на Соборе 1917-1918 годов порядок избрания Патриарха с целью обеспечить продуманность избрания и наилучшим образом гарантировать свободу волеизъявления Собора в этом первостепенной важности вопросе /…/ он гарантирует свободное и продуманное волеизъявление Собора и потому, что ни Синод, ни Архиерейский Собор не имеют канонического права на изменение постановлений Поместного Собора»; 5) Антиканоническое состояние церковно-приходской жизни, утверждённое реформой 1961 года, которая «Исказила существо пастырского служения священника в приходе и лишила духовенство права не только состоять по избранию прихожан в церковных советах, но и права быть членами церковно-приходских общин. Эта реформа лишила верующие массы права участвовать в управлении приходскими делами» [26].

При патриархе Кирилле в Церкви были проведены реформы, усилившие все ненормальности и перекосы, перечисленные архиепископом Ермогеном.

Приведу пару примеров из собственного опыта. В период ковидной пандемии ко мне обратилась певчая одного из храмов Алматы. Её, многодетную мать, не имеющую другого заработка, настоятель решил уволить. Зная, что митрополиту Александру присущи сострадательность и милосердие, а также зная, как он щепетильно относится к бюрократическому документообороту, любит разные бумаги, я порекомендовал ей письменно через канцелярию обратиться к нему. Вскоре, когда бумага поступила в епархию, меня вызвали в канцелярию и строго отчитали. Видимо, женщина устно сообщила, что обращается по моему благословению. По мнению церковной чиновницы, работающей в канцелярии, я совершил серьёзный проступок, посоветовав женщине жаловаться митрополиту на священника: «Мы корпорация, и должны защищать и покрывать друг друга, а не топить», – сказала она.

Другой пример. Митрополит поручил мне написать ответ прихожанам Казанского собора города Алматы. Суть дела была в том, что епархиальное начальство требовало от настоятеля провести реставрацию храма, являющегося памятником истории и культуры. В ходе реставрации, согласно пожеланию священноначалия, иконостас должен был быть заменён на новый. Данный иконостас не имел особой художественной ценности, взамен утраченного в 1930-е годы иконостаса XIX века его изготовили местные мастера по благословению священноисповедника Николая (Могилевского), на те средства и теми скудными возможностями, которыми они располагали в период возрождения епархии из небытия. Однако иконостас был дорог как историческая памятная святыня. Настоятель и прихожане были несогласны расстаться с ним. Группа прихожан обратилась к митрополиту с коллективным письмом, в котором требовала отменить решение о замене иконостаса. На это письмо я и должен был написать ответ. Митрополит в устной форме поручил мне ответить в том духе, что у просителей нет никаких прав в управлении приходом, а их обязанность – беспрекословно подчиняться архиерею.

Одним из моих послушаний в епархии была должность древлехранителя. Эта должность была введена с целью сохранения объектов церковного искусства и архитектуры, имеющих художественное и историческое значение, в том числе, от необоснованных реставраций. Обстоятельно изучив ситуацию, я встал на сторону прихожан, и написал рапорт, в котором изложил свои соображения о ценности данного иконостаса не с художественной точки зрения, а с исторической, как части уникального храмового интерьера, хранящего память о непростом периоде церковной истории. Кроме того, я сообщил в рапорте, что замена иконостаса будет нарушать Закон Республики Казахстан «Об охране и использовании истоpико-культуpного наследия». Митрополит был возмущён моим рапортом и сказал, что я «предал его». Вскоре настоятеля Казанского собора выдавили из епархии, прихожан, желавших встречи с архипастырем, владыка игнорировал, а их обращения оставались без ответа [27]. В результате город лишился одной из своих духовных жемчужин: на месте скромного, но бесценного своим историческим значением, иконостаса, перед которым молились выдающиеся святители Николай (Могилевский), Иосиф (Чернов) и Ермоген (Голубев), который любили прихожане и которым восхищались паломники и туристы, установлен сияющий золотом новодел.

Подобных примеров клирики и церковные работники могут рассказать множество. Они свидетельствуют об укоренившемся в РПЦ антиевангельском духе корпоративности и авторитаризма, по принципу: «я начальник – ты дурак». Христос учил другому: «князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть бо́льшим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом» (Матф.20:24-27). Подобное отступление от Евангелия стало возможно по причине порочной практики подмены избрания епископов их назначением. Епископы, назначающие других епископов, выбирают для этой цели не лучших, не духовно совершенных и богословски образованных, а послушных и подконтрольных. Лучше всего контролировать тех, на кого у начальства есть компромат, поэтому в епископы попадают часто люди нравственно несовершенные и порочные. Сохранить власть и контроль над финансовыми потоками в Церкви (вопрос симонии, коррупции, финансовых нарушений, отсутствие прозрачности и отчётности в РПЦ – важная тема, достойная отдельного исследования) – вот цель епископской корпорации, поэтому в число епископов они стараются не допускать ни одного совестливого или мыслящего прогрессивно, чтобы не поколебать сложившихся устоев. Именно поэтому мы не видим в РПЦ ни одного епископа, который осудил бы агрессивную войну России против Украины, отказался бы читать «молитву о победе» или освящать танки. Этим же объясняется наличие среди епископов РПЦ людей, далёких от христианства или вовсе неверующих. Те же из них, которые действительно веруют во Христа, либо, находясь в прелести, рьяно поддерживают Z-идеологию и «новое сергианство», либо, пребывая в малодушии, предпочитают отмалчиваться.

Патриарх Кирилл «довёл до совершенства» авторитарную модель управления Церковью. Действует это по принципу феодального общества, со своими «князьями», «вассалами», «крепостными» и «рабами». Митрополиты и епископы в обращении с клириками копируют стиль поведения первосвятителя. «Крепостным» священнослужителями остаётся либо смиряться и терпеть, либо встраиваться в сложившуюся систему и по головам собратьев идти вверх по вассальной карьерной лестнице. Православные скрепоносцы в РПЦ любят критиковать католиков за якобы имеющий место у них единоличный стиль управления Церковью и за догмат о непогрешимости Папы Римского, который они не понимают и поэтому несусветно искажают. А между тем, самый радикальный папизм процветает в самой РПЦ. Отец Павел Адельгейм, отмечая особый статус епископа при совершении им Литургии, писал: «Епископ является точкой отсчёта, началом оси координат ритуала, живой иконой Христа Спасителя. Епископ – не Богочеловек. Он являет собою живой образ Богочеловека. Если епископ перестаёт различать себя от Христа Спасителя, возникает сознание ослицы, на которой входил в Иерусалим Христос, если бы она отнесла к своему достоинству ваии и одежды, постилавшиеся к её копытам. В этом случае Богочеловечество подменяется человекобожеством. Тень сверхчеловека ложится на все отношения епископа с клиром и мирянами. Тень антихриста» [28]. Именно эта тень легла на РПЦ, именно этот дух, дух антихриста, поразил её.

По моему глубокому убеждению, вытекающему из опыта противостояния с засильем Z-идеологии в Церкви, ко всем, кто осознал угрозы Z-православия и нового сергианства, ко всем, кто не желает быть причастными к проникающему в Церковь духу антихриста, обращены слова святителя Кирилла (Смирнова), написанные более 80 лет назад и уже цитированные выше: «ДЛЯ ВИДЯЩИХ И ЧУВСТВУЮЩИХ НЕПРАВДУ СЕРГИАНСТВА (в нынешних условиях: нового сергианства, насаждаемого патриархом Кириллом Z-православия – иером. И.) БЫЛО БЫ НЕПРОСТИТЕЛЬНЫМ ЛУКАВСТВОМ ЗАКРЫВАТЬ ГЛАЗА НА ЭТУ НЕПРАВДУ И ТАМ ИСКАТЬ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ДУХОВНЫХ СВОИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ С СОВЕСТИЮ, СОМНЯЩЕЮСЯ В ВОЗМОЖНОСТИ ТАКОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ».

Непростительное лукавство закрывать глаза на неправду и принимать таинства в РПЦ, деля вид, будто ничего не происходит. Ради правды Евангелия, ради блага Церкви, следует отойти от губящего Церковь патриарха Кирилла, разорвать с ним всякие отношения, не принимать таинства у поминающих его священнослужителей. Если мы не сделаем этого, мы становимся соучастниками строительства церкви без Христа. «Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (Ефес.5:11), – этому нас учит первоверховный апостол.

Несомненно, нас, разорвавших с РПЦ, её бывших клириков и прихожан, будут называть, и уже называют, предателями, раскольниками и ещё кем угодно. Но эти эпитеты к нам неприменимы, ибо не земных интересов мы ищем, а правды Божией и блага Церкви. Мы стоим перед выбором между Христовой Церковью и земной организацией, называемой Русская Православная Церковь, которая не только является продолжением кремлёвской смертоносной идеологии, но, следует признать, выпестовала и вырастила её и стала одной из её идеологических опор. «Возненавидех церковь лукавнующих, и с нечестивыми не сяду» (Пс.25:5).

Священномученика Кирилла и других непоминающих при жизни сергиане тоже называли «раскольниками». Прошло время, Церковь изменила к ним своё отношение. Многих из них причислили к лику святых. В деяниях Юбилейного Архиерейского Собора 2000 года сказано о непоминающих, что «они могут считаться членами Церкви, а не раскольниками», потому как руководствовались они «по-своему понимаемой заботой о благе Церкви» и признавали главой Церкви насильственно отстраненного властями от дел митрополита Петра (Полянского), которого поминали за богослужениями. Нам, не имеющим возможности совершать богослужения и не имеющим архиерея, следует признавать главой Церкви Вселенского Патриарха, и о нём возносить свои молитвы, как о первенствующем православном епископе.

Проживая вне России, я не имею права никого в России призывать к созданию «Катакомбной Церкви» или какой-либо параллельной юрисдикции, так как это связано с опасностью и может послужить поводом для репрессий. Недавно один мужчина в официальном чате проекта «Мир всем!» задал вопрос: «Адекватный человек, не только верующий, но просто – адекватный, разбирается и понимает, что несёт на сегодняшний день РПЦ и её предстоятель... И Вы также прекрасно понимаете! Вы обличаете его ересь, заблуждения иерархов, заблуждения священников, заблуждения мирян.... Но почему Вы продолжаете призывать ходить в РПЦ, Вам не кажется это лукавством и лицемерием с Вашей стороны? Призывать общаться молитвенно с тем и теми, которые расхищают души, подают соблазн... Зачем Вы берёте на себя такую ответственность? Как-то, в одном чате, одна сестра (в личной переписке), сказала мне: Владыка, к которому я езжу, против войны... Я её попросил передать ему голосовое моё... Я спрашивал: Владыка, почему Вы молчите, видя, что творится? Почему Вы, имеющий возможность достучаться до Патриарха, имея с ним общение, не скажите ему, в первую очередь, как брат брату, что он "промахнулся", творит грех и большая беда впереди... Почему Вы молчите? Для чего Вы одели рясу? Носите панагию... Вы должны, обязаны говорить правду – по сану, как пастырь... Не буду долго раскидывать, но наше общение прекратилось... Сама она тоже против, но в РПЦ, на клиросе... Как такое возможно? Мне просто непонятно...» У меня нет ответа этому человеку. Могу лишь рассказать об опыте других православных из России, с которыми общаюсь дистанционно, и которые, как и я, осознали угрозу и ничего не могут ей противопоставить. Одни мои знакомые продолжают ходить в храмы Московской Патриархии, но перестали принимать там таинства. Я лично не могу долгое время жить без Причастия, поэтому мне ближе пример других моих знакомых, которые продолжают себя считать православными, но уже два года причащаются в Римо-Католической Церкви. Пусть никто не дерзнёт осудить их, ибо, чтобы сохранить верность Христу, они бежали от нового сергианства. Бегут туда, где находят утешение. Раз православные епископы и клирики перестали быть христианами, люди бегут от них к католикам. Сам я с августа прошлого года являюсь прихожанином Украинской Греко-Католической Церкви.

Всё же тем, кто проживает в более свободных странах, чем Россия, например, в Казахстане, нужно прилагать усилия к тому, чтобы создавать православные общины, неподконтрольные патриарху Кириллу, лучше всего, находящиеся под омофором Вселенского Патриарха. Не знаю, готов ли Константинополь, по примеру Эстонии и Литвы, создавать в других странах свои канонические подразделения. С уверенностью заявляю, что в Казахстане в этом есть необходимость. Я хотел бы быть, если не клириком, то прихожанином созданного в Казахстане прихода Константинопольского Патриархата. Таких как я немало.

Закон Казахстана не содержит препятствий против регистрации и деятельности в стране православного религиозного объединения, не аффилированного с РПЦ. Власти не станут препятствовать созданию такой церковной структуры (ставропигии, представительства, благочиния, епархии или экзархата), во всяком случае, в этом меня заверил Председатель Комитета по делам религий Министерства культуры и информации Республики Казахстан в официальном ответе на моё письмо. Более того, Казахстан является инициатором проведения Съезда лидеров мировых и традиционных религий. Вселенский Патриархат является традиционным и почётным участником Съезда. Почему бы не создать в Казахстане его представительство?

Что же касается канонической стороны вопроса, то РПЦ не имеет закреплённого канонами права предъявлять исключительные претензии на территорию Казахстана. Ещё задолго до крещения Руси на территории Турана (Центрально-Азиатский регион) действовала православная епархия. Информация, содержащаяся в открытых источниках, не позволяет ответить, к какой Поместной Церкви она принадлежала: Антиохийской или Константинопольской, во всяком случае, не к Московской. Общеизвестно, что на территории Казахстана в первом тысячелетии было распространено несторианство. Однако православие здесь тоже присутствовало с самого раннего периода. В докладе иеромонаха (ныне игумен) Владимира (Утегенова) «О возобновлении православной миссии среди казахского народа» идёт речь о наличии в Туране в V веке «мелькитов – “царских людей”, т.е. исповедующих официальную веру Византийской империи» [29]. РПЦ, хоть и присутствует в Казахстане в настоящее время широко и повсеместно, пришла сюда в позднейший период – в процессе колонизации Казахстана Российской империей, и выполняла определённые задачи колонизации. Учитывая тот факт, что Казахстан давно перестал быть российской колонией, он не может считаться исключительной «канонической территорией» Московского Патриархата. Почему же тогда, в Берлине, например, могут служить несколько епископов, принадлежащих к разным Поместным Церквям, а в Астане или в Алматы (в Баку, Ташкенте, Бишкеке, et cetera – везде, где есть на это запрос со стороны православных христиан, утративших доверие к иерархии РПЦ) нет?

 

Иеромонах Иаков (Воронцов), магистр теологии

 

Ссылки и комментарии:

 

[1] Подробности об установлении патриаршества в Москве, и о том, какими хитростями и подлогами оно сопровождалось, смотреть: Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви. В 2-х т. Том II / А. В. Карташев. – Москва; Берлин: Директ-Медиа, 2020. С. 5-37.

[2] Там же. С. 253.

[3] См.: Корзо М.А., Флоря Б.Н. Иннокентий (Гизель). // Православная энциклопедия. URL

[4] Доктор богословия Константин Ветошников оценивает подчинение Киевской митрополии Московскому патриарху, осуществлённое без разрешения Константинопольской Православной Церкви, властью русского царя, как «существенное каноническое преступление». В частности, были нарушены следующие каноны: 35 Апостолов, 6 I ВС, 13 Ант., 22 Ант., 15 Сард.; вторжение в чужую епархию осуждается в соответствии с канонами 2 II ВС, 13 и 22 Ант., 3 Сард.; подчинение чужих провинций, как и нарушение древних прав церквей, осуждается в соответствии с канонами 8 III ВС, 39 VI ВС. // См.: Ветошников К. «Передача» Киевской митрополии Московскому Патриархату в 1686 году: Канонический анализ. // URL

[5] Подобным образом Москва поступала и в дальнейшем: например, в начале XIX века император Александр I упразднил древнейшую автокефалию Грузинской Церкви, унизив её до положения экзархата в составе Московского Патриархата.

[6] Постановление Собора епископов Украинской Православной Церкви от 13 ноября 2018 года. URL

[7] ВЦУ (Высшее Церковное Управление) – орган управления обновленческой Церкви, действовавший в согласии с Советской властью.

[8] Цит. по: Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского. / Авт-сост. А.В. Журавский. – М.: Изд. Сретенского м-ря, 2004. С. 226.

[9] Патриарх Кирилл не приедет в Казахстан на Съезд лидеров мировых и традиционных религий. // Издание «Власть». URL

[10] Постанова Верховної Ради України: Про Звернення Верховної Ради України до Його Всесвятості Варфоломія, Архієпископа Константинополя і Нового Риму, Вселенського Патріарха щодо надання автокефалії Православній Церкві в Українi. URL

[11] Ανακοινωθεν τησ ιερασ Συνοδου του Πατριαρχειου Αλεξανδρειασ και πασησ Αφρικησ. URL

[12] Обращение Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия к верным и гражданам Украины. URL

[13] Патриаршая проповедь в Неделю 15-ю по Пятидесятнице после Литургии в Александро-Невском скиту. URL

[14] Наказ XXV Всемирного русского народного собора «Настоящее и будущее Русского мира». URL

[15] Декларация об учении о «Русском мире». URL

[16] Сестра Васса (Ларина). О «ереси» и поминовении патриарха Кирилла. URL

[17] Этнофилетизм сегодня присущ, в разной степени, большинству Поместных Церквей, кроме того, далеко не всегда осуждённую Константинопольским Собором 1872 года ересь, разрушающую Церковь, легко отличить от вполне христианского желания, исполняя заповедь Христа «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Матф.22:21), служить своей родине и своему народу.

[18] Витольд Янчис. Философ Кураев: патриарх Кирилл низводит православную церковь к уровню племенной религии. URL

[19] Святитель Димитрий Ростовский. Житие преподобного отца нашего Максима Исповедника. URL

[20] Послание «соловецких архиереев» митрополиту Сергию. // Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. М., 1996. C. 233.

[21] Цит. по: Во имя правды и достоинства Церкви: Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского. / Авт-сост. А.В. Журавский. – М.: Изд. Сретенского м-ря, 2004. С. 597-598. Письмо написано святителем Кириллом собственноручно и адресовано некоему иеромонаху Леониду. Данное неоконченное письмо, вернее, черновик письма, было изъято в числе других личных бумаг митрополита НКВД при обыске и приобщено к материалам следственного дела А.В. Журавский приводит следующий архивный шифр: Архив УКГБ КазССР по Чимкентской области, ф. 1, д. 02455, л. 48-53. Ныне следственные дела, ранее хранившиеся в региональных архивах КГБ на территории Казахстана, переданы в Архив Президента Республики Казахстан.

[22] Из интервью Святейшего Патриарха Алексия II: Принимаю ответственность за всё, что было. URL

[23] Великая миссия Патриарха Сергия (Страгородского). К 80-летию второго восстановления Патриаршества. URL

[24] Послание «соловецких архиереев» митрополиту Сергию. // Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. М., 1996. C. 234.

[25] Из интервью Святейшего Патриарха Алексия II: Принимаю ответственность за всё, что было. URL

[26] Архиепископ Ермоген (Голубев). Историко-каноническая и юридическая справка. URL

[27] Подробности этой истории можно узнать, посмотрев записанные прихожанами видеоролики: 1) Обращение к митрополиту Александру прихожан Собора Казанской иконы Божией Матери города Алматы. URL; 2) Новое обращение к митрополиту Александру участников приходского собрания. URL; 3) О давлении митрополита Александра на приход. URL

[28] Иерей Павел Адельгейм. Догмат о Церкви в Канонах и практике. – Нижний Новгород, 2008. С. 20.

[29] Иеромонах Владимир (Утегенов). О возобновлении православной миссии среди казахского народа. URL

Comments


bottom of page